Онлайн подписка на журнал Playboy Ukraine 🔥

Интервью Playboy: Хью М. Хефнер

ХЬЮ ХЕФНЕР – ОСНОВАТЕЛЬ ИМПЕРИИ 
PLAYBOY. Однажды (кажется, это был 2008 год) украинская редакция поехала к нему в гости поговорить по душам. Главным поводом был 
выход шеститомника его автобиографии

Итак, тираж ограниченной серии – 1500 экземпляров, за каждый мы просим по $1300. (Речь шла об автобиографии Хью М. Хефнера в шести томах. – Прим. ред.) 

Я начал читать ее, но весь этот автобиографический материал, особенно в первом томе...

Как раз эта часть мне особенно интересна, потому что именно с ней незнакомы читатели, именно она наиболее близка мне. Поскольку я начал делать автобиографический комикс еще в средней школе, а позже превратил его в целый альбом, скопилось более 2000 томов, из которых мы брали материал. Я сохранил все, чем занимался в ранней молодости, – комиксы, истории, Shudder magazine и многое другое. Кусочки и частицы.  

Когда вы начали делать автобио­графический комикс, будучи еще подростком, вы планировали продолжать это дело?

Нет. Первоначальным намерением было просто заниматься чем-то в школе. Летом 1942 года меня обуяла страсть к одной девочке. У девчонок в школе был клуб, где они проводили вечеринки, на которые приглашали парней. И когда Бетти Конклин – девочка, в которую я был влюблен, – пригласила на вечеринку другого, я был раздавлен. Но это подтолкнуло меня к действиям. Тогда-то я и сменил имя на Хеф, поменял весь свой гардероб, научился танцевать под джазовую музыку, стал в рамках школы своим парнем и начал делать комикс, где создавал собственный мир.

Сейчас, оглядываясь назад, я я сно понимаю, что в последующие годы делал с журналом то же самое. Я использовал его для собственного становления и перевоплощения. То есть я очень рано стал тренироваться в создании журнала и определенного стиля жизни. Отсылки к этим событиям, так же как и картинки, находятся здесь, в шести томах. А благодаря моим фотоальбомам в них можно найти и мои детские фото, включая мой первый самолетик. После окончания школы я попал в армию, это было во время Второй мировой войны, и... это было время одиночества. Чтобы как-то ощущать связь с домом, я продолжил делать свой комикс и создал в нем рубрику «Воспоминания Хефа», где шла речь о моем детстве.  

В альбоме 1946 года я прочел о ваших сомнениях по поводу отношений с Милли и по поводу вашего будущего как карикатуриста. Вас не беспокоит то, что вы вынесли такие личные переживания на публику?

Понятное дело, не все вещи отражены в моих альбомах. Сексуальные отношения, реальные проблемы, конфликты – все это осталось за их пределами. Но тем не менее в них присутствует драма. Тогда, в 1946-м, я вернулся из армии к своей девушке, с которой все это время общался только по переписке, и был уверен, что она безумно влюблена в меня. Но оказалось, что она не очень-то обо мне думала. Целое лето я занимался тем, что завоевывал ее снова. В какие-то моменты я совсем не был уверен в успехе своего предприятия, и эта неуверенность отразилась в альбоме. Милли была моей первой и единственной школьной любовью, и потом я все же женился на ней. Она мать Кристи и Дэвида.

Я тут заметил интересную фотографию с видом отеля, в котором вы провели первую брачную ночь.

О да. Зрительные образы намного точнее передают происходящее. Это мой излюбленный способ фиксировать события, чем я всегда и занимался – с помощью комиксов, моментальных снимков, видео. Визуальная часть для меня важнее всего остального. Мне всегда нравилось рассказывать истории на этом универсальном языке.

В каждом томе вашей автобио­графии можно четко просмотреть разные эры PLAYBOY.

Все они сильно отличаются друг от друга, поскольку и время, отображенное в них, стремительно менялось. 

50-е были довольно консервативным временем, но PLAYBOY все равно с самого начала был обречен на успех. Если бы не этот факт, вряд ли я сидел бы сейчас перед вами. Но журнал стал очень популярным. В очень консервативное и репрессивное время его идеи были настолько естественными, что он оказался своего рода освободительной силой. Люди, называющие его секс-журналом, совсем не улавливают сути. Это журнал о стиле жизни, а здоровое отношение к сексуальности и ее восхваление являются лишь его частью. 

В самом начале 60-х я выбрался с задворок и начал по-настоящему жить. В августе 59-го на чикагском стадионе мы провели джазовый фестиваль, названный лучшим в истории джаза, в котором участвовали все звезды джаза, и таким образом отпраздновали наш пятилетний юбилей.

Я искал пути для вывода журнала в лидеры, чтобы привлечь максимум рекламодателей. В конце 59-го мы запустили телевизионное шоу под названием «Пентхаус Плейбоя», в котором освещали вечеринки, проходившие у меня дома, и это было его отличительной чертой по сравнению со студийными телешоу, со сценой и зрительным залом. Таким образом, зрители как бы становились гостями моих вечеринок и могли созерцать Тони Беннетта, Эллу Фицджеральд и других звезд в неформальной обстановке. 

Мы начали работу над шоу в октябре 59-го, а в январе 60-го оно вышло в эфир. В декабре 59-го я купил первую виллу «Плейбоя» на Стейт Парквэй в Чикаго, а в феврале открыл в Чикаго первый клуб «Плейбоя». 

Вот так всего за четыре месяца я коренным образом изменил свою жизнь и к концу 60-го был всемирно известен. То есть я в буквальном смысле вышел с задворок и стал Мистером PLAYBOY.      

Давайте подумаем о столетнем юбилее PLAYBOY. Как вы считаете, он будет существовать как печатное издание? 

Я даже не знаю, что случится на следующей неделе. (Смеется.) Как говорится, хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Я не знаю, что будет со мной, с журналом. Но для меня является примечательным даже не влияние, оказываемое журналом, а то, что он до сих пор актуален. Журнал, запущенный в 1953 году, спустя 55 лет все так же интересен и увлекателен для многих людей. 

У нас 27 иностранных изданий, наши идеи принимают в большинстве стран мира. Удивительно видеть, что, к примеру, в коммунистическом Китае журнал все еще запрещен, в то время как символ PLAYBOY кролик и товары с нашей эмблемой пользуются там невероятным спросом. Это одна из самых популярных мужских марок в континентальном Китае. А недавно мы запустили версию нашего журнала под названием VIP в Сингапуре, поскольку наш символ там разрешен, а вот имя вызывает дискуссии. В какой-то части мира нас по-прежнему ждут, поскольку кролик, наш символ, действительно уникален и олицетворяет собой личную, экономическую и политическую свободу. Вовсе не случайно, что, когда пал «железный занавес», первым американским журналом, принятым жителями России и других стран соцлагеря и быстро набравшим там большую популярность, стал именно PLAYBOY.

Скажите, с высоты прожитых лет, что вы узнали о женщинах в первую очередь?

То, что они заставляют мир вращаться. На мой взгляд, одна из самых удивительных вещей в мире – то, чем мы все так «грешим». Секс считается чем-то непристойным, хотя на самом деле именно он является связующим звеном между мужчиной и женщиной, мир вертится вокруг него.

Это начало цивилизации, семьи и вообще всего на свете. А настоящие непристойности не имеют никакого отношения к сексу. Настоящие непристойности – это война, нетерпимость и убийство друг друга.

Есть ли такие женщины, от которых стоит держаться подальше?

Конечно. Любительницы конкурировать с мужчинами – не в бизнесе, а в личностном плане. Видимо, подобные особы не очень довольны своей гендерной принадлежностью. А вообще мне нравятся одинаковые качества как в мужчинах, так и в женщинах.

Я люблю сообразительных людей с чувством юмора, людей понимающих, тех, кто знает, что им надо от жизни.  ¬